Главная Украинские Наши за границей Руслан Бабенко: "При Рамосе шансов заиграть практически не было"
^

Руслан Бабенко: "При Рамосе шансов заиграть практически не было"

791
Руслан Бабенко: "При Рамосе шансов заиграть практически не было"
instagram.com

О том, что получается, если резко поменять свою карьеру, в большом интервью рассказал бывший лидер днепровской молодежи и полузащитник «Буде-Глимт» Руслан Бабенко.

Руслан Бабенко зимой прошлого года совершил необычный трансфер – из Стали в норвежский «Буде-Глимт».

— Последние полгода вы провели в Норвегии. Сильно изменились за это время?

— Поначалу было очень тяжело, непривычно. Все иначе — манера игры команды, бытовые условия. В общем, пока освоился — прошло время, но сейчас уже легче намного. Соперников знаю, своих игроков — тоже. Понимаю, кто куда бежит и кому куда давать.— Главная разница между жизнью футболиста в Норвегии и Украине?— Много, чего отличается. Тот же распорядок дня — я тут, можно сказать, отдыхаю. Утром потренировался, потом пообедал днем в час дня и все — свободен. Если есть желание и необходимость, вечером можно пойти еще доработать на стадион или в тренажерный зал.

Также тут все команды летают на самолетах. У нас уже пару лет как большинство пересело на автобусы, поезда.

— Что первым бросилось в глаза, когда только перешли в «Буде-Глимт»?

— Тут очень спокойно. Ритм жизни вообще другой. Люди зарабатывают по три-четыре тысячи евро в месяц — неважно, продавец ты или механик. В столице, Осло — вообще средняя зарплата в пять тысяч. Потому люди живут спокойно, имеют возможность постоянно ездить отдыхать, путешествовать. Спокойно и безопасно. Например, мы вообще дверь не закрываем, даже на ночь.

Читайте также: Сергей Погорелый дебютировал за "Буде-Глимт"

И по воскресеньям тут все отдыхают. Наверное, один магазин в городе работает, все остальное — закрыто.

— Можно про дверь поподробнее?

— Ну да, не закрываем, тут представить себе никто не может, что кого-то ограбят или что-то такое. Я, когда с родными разговариваю, слушаю истории: там на районе кого-то избили, у соседа машину угнали. Так отвык от этого!

— В плане коллектива, внутрикомандной атмосферы «Буде-Глимт» кардинально отличается от тех команд, где вы раньше играли?

— Да, очень отличается. В Украине часто всей командой собирались посидеть где-то, провести время вместе. Здесь такого нет, потренировались и разбежались, кто куда.

— Каким образом строится тренировочный процесс в «Буде-Глимт»?

— Опять же, как и везде в этой стране, на тренировках тут все очень спокойно, все расписано до деталей и на месяц вперед. Одна показательная штука — несколько игр подряд попали в прошлом сезоне. Там были свои причины: у нас было чуть ли не три игры в неделю, а скамейка маленькая, без ротации вообще. Я сижу после проигрыша, думаю: "Это ж сейчас придет тренер, начнет пихать, а на следующий день придется бегать кругами". Но тут нет такого, пришел тренер, говорит: "Пацаны, я в вас верю, работаем дальше".

Читайте также: Сергей Погорелый продолжит карьеру в Норвегии

Но надо сказать, что игроки тут очень профессионально относятся к себе, к футболу. Не гуляет вообще никто! Многие сами соблюдают диету, шоколад, например, не кушают. Тут футболисты знают, что, как только себя проявишь, сразу получишь хорошее предложение. Как минимум, из Бельгии или Голландии.

— Насколько тяжело было приспособиться к силовому футболу в Норвегии, учитывая ваши габариты (172/68)?

— Меня это прилично смущало, когда только речь зашла о трансфере в «Буде-Глимт». Я понимал, что там атлетичный футбол. Но тренер еще по телефону мне сказал, что видит меня в команде в роли шестого номера, опорника в системе 4:3:3. Сейчас, кстати, я играю выше, восьмого номера, более атакующего.

А насчет атлетизма — это маленькая Англия. Никто тут не закрывается. Нет такого, что в игре против лидера чемпионата и аутсайдер садится всей командой вниз, лупит по аутам мяч, тянет время с пятой минуты.

Что еще бросилось в глаза — в Норвегии лучше играют в атаке, чем в обороне. Многим командам не хватает организации, внимательности сзади.

— В Норвегии практически у всех команд есть группа игроков в районе 20 лет.

— Тут смысл большинства клубов в том, чтоб довести до нужного уровня молодого игрока и продать его. С этого все живут, иначе никак. Думаю, сейчас в Украине, когда бешеных денег уже нет, тоже к этому придут.

Тут к молодежи отношение правильное, в них верят, дают возможность чувствовать себя раскрепощенно. Это очень важно. Помню, когда сам был молодой, приходил на первые тренировки Днепра — боялся глаз поднять на кого-то, стеснялся, переживал нереально.

И это не один я такой. Но тут тренера дают молодым почувствовать доверие, не быть скованными.

— Есть из молодежи кто-то такой же сильный, как проданный недавно в Реал Мартин Эдегор?

— Насчет его, кстати, тут у многих мнение, что парня отлично раскрутили. Каждый день он был на обложках газет, журналов. В общем, пиар-кампания по полной. В целом, хорошей молодежи много, продают их регулярно за реальные деньги.

— Когда вы в Днепре считались чуть ли не главной молодой надеждой, был шанс закрепиться в основе?

— Понятно, что в Днепре при Рамосе шансов заиграть практически не было. Тренер потратил 70 миллионов на трансферы, ему нужен результат здесь и сейчас — в такой ситуации, кто будет доверять дублеру?

Расстраивало, что не мог уйти в аренду. Рамос говорил: "Ты мне нужен, ты четвертый опорный, ты должен остаться". Что мне было делать? Не говорить же ему: "Спасибо, конечно, но я побежал"? Хотя в Арсенал к Кучуку я хотел уйти или в Кривбасс, который тогда тоже сильным был.

— До «Буде-Глимт» ваша фамилия мелькала в контексте трансфера в США. Что там за история приключилась?

— За пять туров до конца я уехал из Волыни. Там такая история случилась, что вспоминать не хочется. Я с дублем Днепра тренировался, позвонили люди и сказали, что есть вариант с Америкой. "Супер, классно, я готов", — ответил.

Но одна команда сказала, что они готовы меня заявить аж с зимы — получается, полгода мне надо было где-то пересидеть. Звонили-звонили, в подвешенном состоянии был, но так ничего не решилось — в итоге, подписал со Сталью контракт.

— Больше не всплывала эта тема с США?

— Звонят периодически, все так же размыто, правда. Но я сам понимаю, что для начала нужно себя проявить. Вот сейчас я, например, четыре игры провел ближе к атаке, но не забивал. Нужно хотя бы пару голиков забить — тогда, может, и обратят внимание.

Но до зимы я точно тут, а вообще контракт подписывал на два года.

— Вместе с вами в команду прошлой зимой приходил голкипер Ханнес Халльдоурссон, который летом прославился на всю Европу в составе сборной Исландии.

— А я только тогда узнал, что он, оказывается, режиссер! И подумать не мог. Он приехал за два дня до первой игры, в аренду, но я с ним не сильно общался.

После Евро он к нам еще ненадолго заезжал. Все его поздравляли, расcпрашивали, а потом он уехал в датский Раннерс. Я его спрашиваю: "А чего Дания? После такого Евро — минимум, Германия же". Он отвечает: "Я же уже в возрасте, 32 года".

— В быту ничем не выделялся?

— Вообще! Спокойный, уверенный парень. Единственное, что отметил, — он постоянно о Евро думал, глаза горели, очень хотел после травмы набрать хорошую форму. Мы все были очень рады, что у него получилось.

— Недавно к «Буде-Глимт» присоединился еще один украинец — Сергей Погорелый. По вашей протекции?

— Нет, тут моей роли никакой нет. Серега звонил, спрашивал, что за команда. У нас же как раз Халльдоурссон ушел, второй вратарь палец сломал. Отличный вариант для Погорелого: найти команду в приличном европейской чемпионате сейчас непросто. Я тоже очень рад — будет с кем посидеть, поговорить.

— Какие задачи у «Буде-Глимт» на сезон?

— В начале сезона никак не оговаривали этот момент. А сейчас уже у нас четыре очка до зоны вылета. Так что, и так понятно, какие задачи. По потенциалу вижу, что мы — середнячок.

— Вы «Буде-Глимт» рассматриваете, как трамплин?

— Конечно! Хотя тут все складывается не так, как я себе изначально представлял. Мне важно, чтоб была игра в пас. Как уже говорили, с моими габаритами в силовой борьбе делать нечего.

Когда нет игры в пас, когда мяч летает по воздуху туда-сюда, а я хожу под водой — сложно себя проявить, это не мой футбол. Я, конечно, буду биться, кусаться, но не более.

Но сейчас команда играет более в пас, я же — ближе к атаке, хотя можно еще намного лучше.

Читайте нас в мессенджерах

Оцените
Поделитесь

Статьи

Все статьи
Лента новостей
06 июля
Здравствуйте!
Мы заметили что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его для footboom.com Реклама основной источник дохода для нас. Без нее мы не сможем оплатить работу журналистов.
Добавить в исключения